Hasta siempre, Comandante

В первый и последний раз я работала с кубинцами пять лет назад, и это произвело на меня неизгладимое впечатление: это был грузный мужчина, много лет назад, мальчиком, отправленный родителями в Америку по программе «Питер пэн», и его племянник, 27-летний врач, который до этого ни разу не выезжал за пределы Гаваны. И пока я старательно искала слова, чтобы сказать, что тарелка борща в солидном русском ресторане, который выбрал американский кубинец, эквивалентна месячной зарплате врача, он плакал от того, что впервые увидел лед. Мы пробирались по грязным дорожкам апрельского Петергофа, а Йасер бежал вперед к «замерзшему Балтийскому морю». Тогда я была просто потрясена, так быстро мир перевернулся с ног на голову, и мне удалось посмотреть на все вокруг его глазами — люстры дворцов, широкие набережные, холодное весеннее небо — Йасера восхищало все.

В декабре мне выпала честь работать с целой группой кубинских инженеров, через два дня после смерти Фиделя. Я снова старательно подбирала слова, но казалось, что их лимит удивления достиг предела, они просто внимательно слушали, смотрели вокруг и улыбались. Все инженеры, кроме руководителей, ни разу не путешествовали, не сменяли жаркую «советскую» картинку, не играли в снежки, не ели суши, не видели Колизей, причем, многие из них не видели его даже в дорогом и тщательно контролируемом Интернете.

Я собралась и выразила соболезнования по поводу Фиделя. Все были серьезны и приняли их почти со слезами на глазах. Многие сейчас размышляют, что будет с Кубой и со всеми нами, а я просто постараюсь не забывать, как прекрасен и удивителен мой любимый город, и какая я счастливая, что имею возможность выбрать его среди тысячи других!

О моей любимой кубинской музыке здесь